РАЙ НАШ,ИЛИ СОН С ДЕЛЬФИНОМ

РАЙ НАШ ИЛИ СОН С ДЕЛЬФИНОМ

Гостей не будет, мухи тихо сядут,
Без жижужжания, без цели и без тени.
Корабль с мусором по морю как по яду
Стремится к берегу устав от дребедени.

Тут никого — ни жадины, ни вора,
Ни чаек визг, ни тойтерьеры лают.
Чуть-чуть дымок туманного раствора,
Смуглеют кости, но не загорают.

«Пляж наш!» – плакат единственная чтива.
Преставилась в молитве лишь Авдотья.
Три облака над всем сверкает живо.
Все остальное кости и лохмотья.

«Спаси, Господь!», Авдотья всем шептала
И относилась к миру как к биваку.
Перекрестилась, крестик целовала.
Кассирша пляжа чуяла атаку.

МАКИЯЖ И МУЛЯЖ,
АНТУРАЖ И АЖИОТАЖ.
ЧЕЙ ПЛЯЖ? ПЛЯЖ НАШ.
ДА ПРОСТЫЛ ВАШ ПЛЯЖ!

Енох пришел и Илия — два солнца,
Как мотыльки последние цветные.
От света каждый похож стал на японца
И млечными все зубы золотые.

Да, Он идет. Вся тьма уходит взрывом.
Вдруг все мирское в жилах очумело.
Уж не поднять во веки чванчик с пивом.
Окаменели ноги, руки, тело.

Вдруг весь комфорт везде пропал с концами.
Вдруг тут святые в золотистых перьях.
Вдруг море слез — как черное цунами.
Вдруг кости каются пред вечностью в потерях.

Вдруг хоть бы хны «Пляж наш!» и полит стенды,
И ботоксом накаченные «груши».
Забыт весь фитнес, бренды все и тренды.
Вдруг нераскаянные всем важны их души.

МАКИЯЖ И МУЛЯЖ,
АНТУРАЖ И АЖИОТАЖ.
ЧЕЙ ПЛЯЖ? ПЛЯЖ НАШ.
ДА ПРОСТЫЛ ВАШ ПЛЯЖ!

Да, я один, но я не одинокий.
Три облака без тени уже близко
И, всех забыв подружек синеоких,
Кладу поклон пред вечностью я низко.

Не укололся, смерти непослушный.
В трех облаках узнал я, кто Хранитель.
Так поздно понял: я ведь не бездушный…
Прости, Господь, был святости лишь зритель.

Так поздно понял, что не все спасутся,
Что Троица всегда была тут с нами.
Карай по Своему – готов я в прах вернутся
И рядом лечь со смуглыми костями.

МАКИЯЖ И МУЛЯЖ,
АНТУРАЖ И АЖИОТАЖ.
ЧЕЙ ПЛЯЖ? ПЛЯЖ НАШ.
ДА ПРОСТЫЛ ВАШ ПЛЯЖ!

Закрыл глаза, открыл и вижу ясно:
Тут Авель, Ной, апостолы в котурнах…
«Рай наш!» запели хором все столь красно!
Тут Божье всё, и все, давно кто в урнах.

И море Черное вдруг стало белым, белым.
Все злые вороны как факелы горели.
Мир новым стал, другим стал я и целым.
«Рай наш! Рай наш!» уже и кости пели.

Проснулся я — весь пляж шумел от счастья.
Все загорали, ни хрена не чуя.
Что всем пора спасаться от ненастья,
Знал только я и тот дельфин у буя.

Доплыл и я, обнял его, не зная,
И мы поплыли оба в даль без плана.
«Пора смываться просто уповая
На волю Господа, подальше от обмана.»

Каспарс Димитерс
14.07.2021